Герб г. Колпино

Санкт-Петербург

г. Колпино

Внутригородское муниципальное образование

196655, ул.Соборная, д. 1, г. Колпино

(812)386-76-70 - МС
(812)386-76-60 - МА
(812)386-76-82 - ОП

Версия для слабовидящих
Главная Местная Администрация Новости КАК БЫСТРО ЛЕТИТ ВРЕМЯ!
КАК БЫСТРО ЛЕТИТ ВРЕМЯ!
11.07.2018

14 июня семья Шепетовых отметила 60-летие своей свадьбы. Подтянутый и немногословный глава семьи и сейчас души не чает в своей улыбчивой хлопотушке-жене. Раскрывая секрет семейного долголетия, Надежда Ивановна вспоминает, что они с мужем много занимались спортом, фрукты и овощи по-прежнему предпочитают мясу и много разговаривают друг с другом: «Мы пережили страшную войну, немцев, голод, личное горе, мы всё видели, но жаловаться не привыкли». Юрий Иванович конкретизировал: «В любой ситуации главное – вовремя остановиться». Юрий Шепетов, автор ряда статей по «белым пятнам» военных лет, печатался в военных журналах, альманахе «Ижорские берега», «Санкт-Петербургских ведомостях». В свои 90 лет он активно занимается общественной деятельностью, бывая каждый год в Баварии, где в концлагере погиб его отец. Наш колпинец знаком с президентом Баварии Хорстом Зеегофером (на фото), вместе с российскими дипломатами поддерживает контакт с герцогом Максом Баварским, главой страны. Ниже – его воспоминания о прожитых годах.

Юрий Шепетов

Вот мне уже 90!
Я родился 11 мая 1928 года в семье военного. Какое это великое счастье дожить до такой даты как 90 лет! Сколько пришлось повидать и пережить на долгом пути! Надо было пройти по жизни сквозь трудности и сквозь радости. Горе, беда, страшные 2,5 года немецкой оккупации в двух шагах от смерти от голода, холода, болезни или отправки в Германию.

Так начиналась моя взрослая жизнь. В 1941 году мне было 13 лет. Величайшим счастьем было освобождение от немцев Кировограда. 7 января 1944 года наши войска вошли в город. В мае 1944 года мы получили из военкомата сообщение, что отец Иван Михайлович Шепетов, Герой Советского Союза, генерал-майор, командир 14-й гвардейской стрелковой дивизии, заместитель командующего 57-й армией в трагических боях под Харьковом в мае 1942 года пропал без вести.
26 мая 1942 года в боях под Харьковом он был ранен и попал в плен. В лагере военнопленных Хаммельбург 18 декабря 1942 года за активное противодействие немецкой администрации он был арестован гестапо и отправлен в Нюрнберг. Здесь его судили и уже как политзаключенного отправили в концлагерь Флоссенбург, Бавария. Там он был убит 5 января 1943 года.

Перед войной мы жили в г. Черновицы (Украина) на границе с Румынией. 16 июня 1941 года матери сделали операцию, она находилась в больнице. Всю неделю отец возил меня с собой на границу, где части его дивизии строили укрепления. 22 июня началась война. В 3.45 во время вражеского налёта на черновицкий аэродром было уничтожено 45 истребителей. Город и весь район остались без прикрытия с воздуха.
23 июня ранним утром около Сторожинца я был легко ранен осколком бомбы, сброшенной румынским самолётом. В этот же день поздним вечером я видел первых пленных румынских солдат.
24 июня, вопреки протестам врачей, маму забрали из больницы.
25 июня, бросив всё, мы уехали на грузовой машине, битком набитой женщинами и детьми, в Киев. Попрощались с отцом навеки…

Дорога была ужасной – под бомбёжками и обстрелами. После дорожной тряски операционные швы у матери разошлись, началось кровотечение. В Кировограде жили родственники, у них был знакомый врач. Туда мы смогли с трудом добраться в начале июля 1941 года. Однако фронт быстро приближался к городу, врач уехал. Немцы заняли Кировоград 10 августа 1941 года. Все наши документы мать уничтожила. Мы были беженцами, которых тысячи в безумном водовороте войны.

Мать пролежала больной почти год и осталась инвалидом. Дом, где мы жили, был на окраине в глубине двора. Мать сказала всем, что муж не военный, а врач, которого призвали в армию. Это нас и спасло. Мы 2,5 года прожили в ужасающих условиях оккупации – в голоде, холоде, на волоске от смерти, в ежедневном ужасе, что кто-то нас выдаст полиции, что меня найдут при очередной облаве и проверке. Я жил в подвале, в норе под стенкой, иногда на чердаке сарая или дома. Полицаи неоднократно осматривали наш дом и двор, но моё убежище не обнаружили. А всех соседских парней и девушек, моих ровесников, угнали в Германию. Только одна из девушек вернулась домой…

7 января 1944 года Кировоград был освобожден. Нашей радости и счастью не было границ. Это был праздник со слезами на глазах. А потом всё завертелось, закружилось в вихре текущей жизни: школа, машиностроительный техникум в Кировограде, лучший в мире вуз – МВТУ им. Баумана в Москве. Учиться в таком университете было очень тяжело, не хватало знаний, я ухитрялся жить на студенческую стипендию 450 рублей в месяц.

Трудными были послевоенные годы, но жизнь бурлила и радовала. После окончания МВТУ в 1956 году по распределению был направлен на Ново-Краматорский завод на Украине (Донбасс). Новый завод, восстановленный из послевоенных руин, – мечта молодого инженера!
Я попал в конструкторский отдел индивидуального металлургического оборудования. Здесь занимались проектированием прокатных станов. Это была моя основная институтская специальность. Я влился в коллектив без особых сложностей, энергии и желания работать было через край. Это была эпоха колоссального послевоенного строительства.
Получил от завода комнату в новом доме и зажил напряжённой холостяцкой жизнью. Раскладушка, стул, стол из простых досок, магнитофонная приставка МП-1 и маленький радиоприёмник «Москвич». А что ещё надо молодому специалисту с зарплатой 850 рублей?

А в отделе рядом работала стройная красавица-блондинка по имени Надежда, глаз не оторвать. Сначала разговоры с ней были мимолётными и о работе. Потом каток, стадион, кино, поездки по выходным на реку Донец и общие интересы привели нас 14 июня 1958 года в ЗАГС. Это было прекрасное время! Свадьба была скромной, в доме у родителей жены. И вот уже 60 лет мы вместе.

В конце 50-х годов Ижорский завод был передан в Министерство тяжёлого машиностроения и нуждался в опытных специалистах. В 1961 году я и жена были туда приглашены в КБ-1. Я работал ведущим инженером по проектированию прокатного оборудования. Принимал активное участие в создании десятков прокатных станов, работавших как в СССР, так и за рубежом. Проектировал оборудование стана 5000, стыкосварочных машин 1700 и 2000 и других уникальных машин, которые создавались в КБ-1 и КО ВНИИМЕТМАШ.

В 1962 году был организатором изобретательского движения в КБ-1. За время работы получил 25 авторских свидетельств и патентов на изобретения на различное прокатное и стыкосварочное оборудование. Отмечен знаком «Изобретатель СССР».

В 1995 году ушёл на пенсию. Ветеран Труда, инвалид 2-й группы. В настоящее время я историк, журналист. Занимаюсь исследованием боевых действий в 1941–1945 годах, написал более 10 статей по «белым пятнам» военных лет.

Я много лет посвятил поискам сведений об отце. Официальные власти 20 лет молчали о его судьбе. Это было странно: ведь за бои 1941 года дивизия под его командованием первой на Южном фронте получила звание гвардейской. В центральной и фронтовой печати за 1941–1942 годы есть 150 упоминаний об отце и его дивизии. Я нашёл 650 ветеранов дивизии и знаю её боевой путь.

Выяснилось, что его награды – Золотая звезда и орден Ленина – были использованы немцами при подготовке покушения на Сталина. Из-за этого эпизода отец считался пропавшим без вести. О гибели отца в концлагере Флоссенбург мне официально сообщили лишь в 1965 году, а в 1967-м торжественно передали на хранение Грамоту Героя Советского Союза И.М. Шепетова. Я бываю во Флоссенбурге на ежегодных встречах бывших узников и их родственников. За успешные творческие работы по продвижению и борьбе за имидж России в Европейском Мемориале музея концлагеря Флоссенбург в 2008–2018 годах имею благодарности от Комитета Совета Федерации РФ и Министерства иностранных дел РФ.
Моя жена, Надежда Ивановна Шепетова, тоже работала в КБ-1 инженером, в 1975–1985 годах участвовала в проектировании атомных реакторов для АЭС. В 1985 году она ушла на пенсию, сейчас – инвалид 1-ой группы, перенесла инсульт. Но ещё хватает сил уделять внимание шестилетнему правнуку Мише, который «работает» в детском саду. Наш сын Александр, офицер, служил на Севере в авиации, умер в 2015 году. Внук Юрий окончил СЗПИ при Ижорском заводе, работает в Петербурге.
Молодость даётся всем, а старость избранным. Наверное, это правда.
Гигантские машины, которые я проектировал, работали во многих странах мира. У прокатных станов, огромных и дорогих, долгая жизнь. Моя работа была творческой, любимой и красивой. Это была прекрасная эпоха созидания и напряжённой работы. Но всё проходит и остаются только дорогие люди и воспоминания.

Какие планы на будущее? Их немного, но они есть. В основном они связаны с продолжением работы в Европейском Мемориале концлагеря Флоссенбург, который был освобожден армией США. Американцам принадлежит здесь решающее слово. И нынешние санкции коснулись, как это ни странно, даже 1945 года. О России стараются забыть, при этом из 100000 узников концлагеря 26430 было из СССР…